advertisement club_uz conditions culturallife elections_law_uz elections_uz_2009 investigation_market_tashkent law_uz main_news ministersuz new_tashkent_2200 religion rules uzbekistan vuz_uz wap 01 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 01 poll poll tashkent andizhanskaya buharskaya ferganskaya dzhizakskaya namanganskaya navoiyskaya kashkadaryinskaya samarkandskaya syrdaryinskaya surkhandaryinskaya tashkentskaya khorezmskaya karakalpakstan world tashkent andizhanskaya buharskaya ferganskaya dzhizakskaya namanganskaya navoiyskaya kashkadaryinskaya samarkandskaya syrdaryinskaya surkhandaryinskaya tashkentskaya khorezmskaya karakalpakstan world
01.11.2014 / 11:59 msk / 12:59 uzb
Регион   
Authorization
e-mail
пароль
регистрация   вход
Архив новостей
Печатная версия Печатная версия


Экономические пути преодоления региональной конфликтогенности в контексте современного мирового кризиса
19.10.2010 12:59

ТАШКЕНТ, 19 октября. /УЗИНФОРМ/. В Международном Институте Стратегических Исследований «Vector» создан Отдел анализа глобальных экономических процессов.

Для специалистов и широкого круга читателей представляется публикация отдела, рассматривающая проблемы преодоления региональной конфликтогенности на рыночно-экономических принципах.

В современном мире существуют сотни конфликтогенных регионов. До настоящего времени преодоление противоречий в них осуществляется преимущественно политико-правовыми, военно-политическими, «миротворческими» и другими аналогичными мерами. Однако, как свидетельствует практика, проблемы ни в одном из них с помощью предпринимаемых методов не были решены на должном уровне. Рассматривая конфликтогенные регионы в наиболее обобщающем виде, следует признать, что разрешить в них религиозные, межэтнические и другие социальные противоречия в современных условиях действительно необычайно сложно. Все это делает указанную проблему особо актуальной как с точки зрения теории, так и практики.

Анализ соответствующих исследований показывает, что проблеме преодоления кризисных явлений в конфликтогенных регионах в современной научной литературе уделяется все больше внимания. Наиболее широкую известность и обсуждение в научных кругах получили работы Ф.Фукуямы, К. Поппера, Дж. Стиглица. Дж. Сакса, С. Хантингтона, Р. Осборна, М. Хардти, А. Негри, Дж. Акерлофа, П. Самуэльсона, Дж. Бхагвати и ряда других зарубежных авторов. Среди российских специалистов по рассматриваемой тематике выделяются работы Л. Абалкина, Е. Примакова, О. Богомолова, Д. Львова, С. Глазьева и других.

Значительное распространение в современном мире получили так называемые концепции либерально-демократической направленности. Они охватывают весь спектр организации современной общественной жизни, включая региональную составляющую. В контексте такого подхода в 1989 году журнал «Национальный интерес» (США) опубликовал статью Ф. Фукуямы «Конец истории», которая в свое время вызвала огромный интерес у широких кругов читателей. На ее основе была подготовлена монография «Конец истории и последний человек». Автор, имеющий большой авторитет в научном мире и сильное влияние на руководство США доказывал, что либеральная демократия представляет собой «конечный пункт идеологической эволюции человечества» и «окончательную форму правления в человеческом обществе, являясь тем самым концом истории».[1] Все конфликтогенные проблемы также безальтернативно преодолеваются путем становления либеральной демократии. На аналогичных позициях стоял и К. Поппер, российские исследователи периода перестройки – Н. Шмелев, Г. Попов, А. Нуйкин, А. Яковлев, Г. Явлинский, А. Чубайс, Е. Гайдар и многие другие.[2] Однако тотальное наступление либерализма в конце ХХ века в постсоветских странах, как и во всем мире, не привело к ожидаемым результатам. По данным ООН, проблемы ни одного конфликтогенного региона в мире в 90-е годы прошлого столетия не были разрешены путем либерального реформирования. Защитники радикальной либеральной демократии через определенное время стали смягчать свои позиции. В частности, академик РАН Н. Шмелев определил тотальное наступление либерализма как «грандиозный исторический обман».[3] Постепенно на смену идеям Ф. Фукуямы стали приходить другие концептуальные модели современного бесконфликтного общественного развития. Одним из самих сильных ударов по теории радикального либерализма нанесли реалии современной жизни, и особенно последний мировой экономический кризис. При открытии Давосского экономического Форума в конце 2009 года, который традиционно собирает ведущих экономистов, государственных деятелей и предпринимателей, президент Франции Н. Саркози от имени руководства Европейского сообщества заявил, что существующие производственные отношения себя исторически исчерпали и необходим поиск новых инновационных организаций современного общества.

В последние годы широкое распространение в решении социально-экономических проблем человечества получил и так называемый «цивилизационный подход». Во второй половине 90-х годов ХХ в. не меньшую популярность, чем труды Ф. Фукуямы, имела работа С. Хантингтона «Столкновение цивилизаций», в которой автор достаточно убедительно доказывает, что «конца истории» еще не наступило», а наступила борьба основных мировых цивилизаций.[4] И такая борьба будет определять современное развитие мира на перспективу. Региональные конфликты в данной связи порождаются пограничным состоянием межцивилизационных культур. С. Хантингтон, как и Ф. Фукуяма, разрешение конфликтогенности не рассматривает преимущественно в контексте современного развития экономических процессов. Для них рыночная экономика является незыблемым принципом, которая должна развиваться независимо от любых форм субъективного влияния. На аналогичных позициях стоят и другие современные авторы.[5]

Концепции «конца истории» Ф. Фукуямы и «борьбы цивилизаций» С. Хантингтона и их последователей в последние годы в существенной степени дополняются так называемыми концепциями «глобализации».

Проблема глобализации - не новая. О «едином человечестве», или о «единой цивилизации» высказывалось как многими политиками, так и в научных кругах. Наиболее распространенным исследованием данной проблемы является всемирно известная монография Дж. Бхагвати «В защиту глобализации», которую многие считают почти классической.[6] Особенность подхода Дж. Бхагвати заключается в том, что проблему глобализации он переводит в плоскость преимущественно международных отношений. Такой подход был широко поддержан многими западными специалистами. Достаточно сказать, что в последнее время Нобелевские премии по экономике присуждались именно за исследования процессов глобализации, о чем свидетельствуют присуждения премий П. Самюэльсону, Дж. Акерлофу и другим западным специалистам.

Межрегиональные конфликты сторонники концепции «глобализации» специально не исследуют, полагая, что процессы глобализации во всех сферах общественной жизни явятся важнейшим фактором преодоления конфликтогенности в целом.

Наряду с указанными подходами имеется и ряд других, которые в той или иной степени, либо на интегративных или на иных принципах, пытаются объяснить основные тенденции развития современного мира. К ним можно отнести работы, прежде всего, З. Бжезинского, Д. Белла, Э. Тоффлера, которые обосновывают наступление постиндустриальной эпохи преимущественно на принципах «информационного общества». Капитал и труд как основа индустриального общества, по мнению Э. Тоффлера, уступают место информации и знаниям, которые ведут к становлению новой цивилизации. «Эта новая цивилизация, - пишет он, - столь глубоко революционна, что она бросает вызов всем нашим старым исходным установкам. Старые способы мышления, старые формулы, догмы и идеологии, несмотря на то, что в прошлом они процветали и были весьма полезными, уже не соответствуют больше фактам». [7] В то же время указанные авторы фактически не уделяют внимания региональной конфликтогенности, от которой в существенной степени зависит и решение глобальных проблем человечества.

Следует отметить, что в настоящее время в существенной степени происходит ренессанс марксистских идей в понимании развития современного мира. Об этом свидетельствует увеличение количества публикаций соответствующей направленности и, в частности, выход в свет монографии Майкла Хардта и Антонио Негри «Множество: война и демократия в эпоху империи». [8]. Предлагаемый авторами проект нацелен на построение новой социально-политической структуры глобального общества, опирающейся на производственные отношения ХХI века. Однако авторы, исследующие современный мир на принципах марксизма или диалектики, решению региональных проблем также уделяют незаслуженно мало внимания. Более того, явно неоправданно мало используется марксистская традиция, определяющая развитие общества как, прежде всего, детерминированного системой материального производства. Современные марксисты следуют преимущественно путем необходимости проведения социальных, политических, гуманитарных и других преобразований, забывая о базисной сфере - сфере экономических отношений.

Таким образом, обобщение рассмотренной научной литературы показывает, что интеллектуальная элита проблемы региональной конфликтогенности рассматривает преимущественно в контексте теорий «конца истории», «борьбы цивилизаций», «глобализации», «постиндустриального» и «информационного общества». Обращает на себя внимание тот факт, повторим, что все они построены на социологических и политических принципах, и явно недостаточно учитывают экономическую составляющую. В то же время классическим является положение о том, что именно материальное производство - основа развития любого общества. И любые социальные трансформации с неизбежностью определяются процессами экономической жизни, спецификой способа производства, что непосредственно относится и к депрессивным, конфликтогенным регионам. Более того, это главным образом определяет вектор преодоления экономической и социальной отсталости, порождающей девиантные формы поведения, терроризм и конфликтогенность в целом.

В реальной жизни практика современных макроэкономических процессов определяет преимущественно две четко выраженные тенденции общественного развития. С одной стороны, наблюдается радикальная концентрация материального производства, создание и укрепление мировых экономических мегаобъединений. С другой, параллельно с интеграционными процессами происходит не менее интенсивная дезинтеграция. Особую обеспокоенность вызывают именно дезинтеграционные процессы, которые ведут к обострению международной напряженности, региональным системным кризисам, другим многочисленным антиподам и девиациям общественного развития. Наиболее яркий пример – распад Советского Союза, Югославии, Чехословакии, следствием которого явилось возникновение проблем Косова, Приднестровья, Абхазии, Южной Осетии, обострение проблем вокруг Нагорного Карабаха, Крыма и других регионов. Невероятные усилия мирового сообщества в формах «миротворческих акций», «гуманитарной помощи», как правило, конфликтогенности не преодолевали. Так, маленький сербский край Косово привлекает к себе внимание не только имеющимся там конфликтом между сербами и косоварами, но и тем, что огромные усилия, предпринимаемые международным сообществом по установлению мира в регионе, не дают своих результатов. Об этом свидетельствуют безуспешные инициативы ООН, Евросоюза, НАТОвских «миротворческих» войск и других международных организаций. Аналогичная ситуация складывается и в других многонациональных регионах. Присутствие миротворческих контингентов проблем конфликтогенности в зонах их дислокации явно не решает, а переводит в стадию «хронического заболевания». Силовым противостоянием не решена проблема Нагорного Карабаха, Приднестровья, ряда других регионов на постсоветском пространстве. Не решены таким путем аналогичные проблемы в Африке и на Латиноамериканском континенте. Американское вторжение в Ирак до предела обострило курдскую проблему, способствовало военной активизации против этого народа регулярной турецкой армии. Можно приводить и многочисленные другие примеры, свидетельствующие о том, что разрешение силовым путем региональных проблем в современном мире не дает должных результатов.

Решение региональных конфликтов так называемыми методами демократии также оказалось несостоятельным. К примеру, подавляющее большинство жителей Приднестровья на референдуме высказались за присоединение к России, но на практике им этого осуществить не позволили. Проигнорированы также итоги референдума о российском статусе Севастополя. Близкие к указанным процессы наблюдаются не только на постсоветском пространстве. Имеют они место и в странах «классической демократии» - в Евросоюзе, и даже в Великобритании. Институты демократии при всей их важности в развитии современных цивилизаций, как свидетельствует практика, не являются сами по себе решающим инструментом преодоления региональных кризисов.

Следует отметить и то, повторим, что в послевоенное время создано ряд международных организаций, имеющих «мандат» на решение региональных конфликтов. Но и они оказались неспособными решить стоящие перед ними задачи. Так, Организация Объединенных Наций, которая и создана для поддержания мира на планете, не смогла предотвратить ни одну из сотен локальных войн после Второй Мировой войны, успешно разрешить хотя бы один межэтнический конфликт из имеющих место в настоящее время.

Среди специалистов по геополитике и политических деятелей широкое распространение получила точка зрения о необходимости в разрешении региональных конфликтов использования исторического опыта. Действительно, исторический опыт является необычайно полезным. Однако и он свидетельствует о том, что в современных условиях необходимо искать эксклюзивные подходы и решения, соответствующие как генезису развития проблемы, так и сложившимся современным реалиям. Последнее обстоятельство является особенно важным. Особенно важным потому, что имеющийся исторический опыт не применим в современных условиях по принципиальным соображениям. Так, колонизаторская политика, характерная для европейских стран, себя со всей очевидностью исчерпала. Американский опыт решения проблем путем создания резерваций для коренных народов, более чем очевидно, не приемлем. Пути жесткого военного и других форм насилия проблемы не решают также. Но и сами по себе современные проблемы в конфликтогенных регионах разрешиться не в состоянии.

Таким образом, по мнению специалистов МИСИ «Vector», существующая теория и практика разрешения межрегиональных конфликтов показывает свою несостоятельность. В то же время, данные проблемы требуют своего разрешения. И если их не решать цивилизованными методами, то это будет фактически означать содействие эскалации международной напряженности, разжиганию новых очагов войны. В данной связи возникает необходимость поиска новых, инновационных подходов. Такие подходы, на наш взгляд, должны быть сформулированы в настоящее время, прежде всего, на основе социально-экономических принципов.

Наше исследование и преследует главной целью обосновать методологию преодоления в депрессивных регионах региональной конфликтогенности именно на основе экономических принципов как доминантных. Такой подход все еще не получил должного распространения среди специалистов, но по нашему мнению, является особо продуктивным для разработки любых антикризисных программ.

В преодолении региональной конфликтогенности могут иметь место различные формы экономических преобразований. Но все они с очевидностью должны быть построены на принципах создания приоритетов системе общественного производства под соответствующим международным патронатом. На практике это будет означать создание «территорий приоритетного международного экономического сотрудничества». Формы и организационные методы создания таких «территорий» могут быть различными. Однако все они должны быть направлены на создание условий для реального поднятия экономики депрессивных регионов. Из имеющегося опыта особый интерес представляет создание и функционирование специальных экономических зон (СЭЗ) в Китае и ряде других стран. Китайский опыт особо важен, поскольку он преследовал цели не только, связанные с привлечением иностранных инвестиций и поднятием экономики, но и с решением ряда социальных проблем, включая преодоление конфликтогенности. Центральные власти КНР самым тщательным образом проводили мониторинг за развитием социальных отношений в создаваемых «специальных экономических зонах». Опрос специалистов Высшей партийной школы при ЦК КПК, которые специально изучали данные проблемы, показывает, что с повышением экономических показателей СЭЗ в существенной степени улучшались доходы задействованных там трудовых ресурсов, с неизбежностью преодолевалась конфликтогенность, совершенствовалась вся система социальных отношений.[9] Это обстоятельство было особо важным для многонационального Китая, что в значительной степени обеспечило плавный переход от проблем, связанных с «культурной революцией», к реализации современных общенациональных программ модернизации. Наряду с Китаем, специальные экономические режимы эффективно функционируют и в других странах. В настоящее время можно констатировать, что создание «территорий приоритетного экономического сотрудничества» в различных формах в юго-восточной Азии, Латинской Америке и других странах в существенной степени стабилизировали там всю систему социально-экономических, политических и гуманитарных отношений.

Нам представляется, что привнесение лучших достижений международного опыта создания таких форм организации производства в современные конфликтогенные регионы окажет особо положительное влияние на стабилизацию экономической, социальной обстановки в них, явится важнейшим фактором преодоления имеющегося там кризиса. Однако, имеющийся опыт таких модернизаций, полагаем, является недостаточным для регионов, вовлеченных в международные конфликты или различного рода противоречия. Здесь явилось бы важным создание необходимых условий для вовлечения конфликтующих сторон в сферу взаимовыгодного экономического сотрудничества при обязательном международном патронате. Такие положения являются наиболее общими. На практике они с неизбежностью должны учитывать специфику конфликтогенности в тех или иных регионах мира, как равно и многие другие обстоятельства.

В качестве основных критериев преодоления региональной конфликтогенности, на наш взгляд, должны стать следующие основные принципы.

Первое. Исходя из общих положений экономической теории, следует в первоочередном порядке отметить, что основу общественных отношений составляет материальное производство. Только путем реформирования системы производственных отношений можно достигнуть повышения производительности труда, улучшения других экономических показателей, что создаст предпосылки для более адекватной экономико-производственной организации жизнедеятельности людей. Классическая политическая экономия в лице А. Смита, Д. Риккардо, К. Маркса и других исследователей доказывает, что именно сфера материального производства является основой самоорганизации общества, и что именно от этой самоорганизации в значительной степени зависит стабилизация других производных сегментов общественных отношений. Эти положения необычайно важны в контексте рассмотрения вопросов экономического возрождения конфликтогенно-депрессивных регионов. Все они, как правило, предельно экономически отсталые. Предоставление реальных возможностей людям активно участвовать в системе общественного производства, а, следовательно, повышать и свой материальный уровень – есть важнейшее условие преодоления любого кризиса. Именно в конфликтогенно-депрессивных регионах целесообразно осуществлять политику не только «миротворчества», материальной и финансовой поддержки в форме «гуманитарной помощи», а, скорее, наоборот, важно предоставить возможность самим людям зарабатывать себе на жизнь.

Второе. Инструментом преодоления региональной конфликтогенности, поскольку она, как правило, носит системный характер, может явиться создание «территорий приоритетного международного экономического сотрудничества» комплексного типа. На таких территориях создаются условия для максимальной открытости экономики, наиболее благоприятные предпосылки для ее интеграции в международные экономические взаимосвязи. Но этого недостаточно. Наряду с открытостью экономики необходимо создание соответствующих льгот и стимулов производства, которые обеспечили бы в максимально сжатые сроки ее эффективное развитие. Система льгот в сфере проведения либеральной налоговой, финансовой и административной политики должна быть направлена на привлечение международного капитала к развитию местного производства. Другими словами, в конфликтогенных регионах необходимо создание для международных производителей особо привлекательного «инвестиционного климата».

Следует особо отметить: анализ развития экономик современных конфликтогенных регионов показывает, что они являются преимущественно аграрными. Отдельные исследователи считают, что в связи с этим их сложно реформировать. На наш взгляд, имеющаяся аграрная ориентация значительной части таких регионов в современных условиях не является недостатком или препятствием к их возрождению, а наоборот способствует эффективному развитию, особенно в эпоху продовольственного кризиса. В мире, когда наблюдаются усиливающиеся тенденции в сторону мирового продовольственного кризиса, поиск дополнительных источников решения продовольственных проблем является более чем актуальным. Создание льгот, стимулов, преференций, технологизация процессов, направленных на производство продуктов питания, рационализацию переработки сельскохозяйственной продукции в целом, может служить основой преодоления экономической отсталости и оказывать существенное влияние на разрешение имеющейся конфликтогенности. Это лишь один из фрагментов возможных экономических трансформаций. Но одним сельскохозяйственным производством далеко не ограничивается система социально-экономического возрождения таких регионов. Предпосылок для социально-экономического роста может быть много. Но главным при этом должно быть одно: чтобы все указанные социально-экономические предпосылки были преобразованы в реальную производственную практику. В данной связи, необходимо, повторим, создание соответствующих научно обоснованных льгот и преференций, учитывающих специфику регионов. Здесь речь идет о том, что на смену различного рода «гуманитарной помощи», финансовым дотациям и другим аналогичным мерам должна придти политика, основу которой составляет создание условий для стимулирования производства и других форм хозяйственной деятельности. Мировое сообщество в состоянии в наиболее отсталых регионах планеты создать такие экономические условия, которые позволили бы местным народам самостоятельно преодолевать имеющийся там экономический и политический кризисы. А это, в свою очередь, приведет и к стабилизации других общественных отношений. В такой идее нет ничего другого, чем преломление в практику библейской притчи о том, что важнее «человеку дать удочку», чтобы он наловил рыбы сам для себя, чем просто «накормить его этой рыбой».

Третье. В органической взаимосвязи, с созданием «территорий приоритетного международного экономического сотрудничества», необходима подготовка нормативно-правовой базы их функционирования. На наш взгляд, человечество накопило достаточно большой опыт и в этом деле. Известно, что международные отношения в экономике, внешней торговле, в других сферах международной экономической жизни, регулируются принципами и декларациями Организации Объединенных Наций, другими международными документами. Явилось бы целесообразным разработка более четких и отвечающих требованиям времени принципов и типовой международной нормативно-правовой базы создания территорий свободного экономического развития в современных конфликтогенных регионах. В этом заинтересовано не только международное сообщество, но и государства, в рамках которых имеет место наличие таких регионов. Более того, очевидно, в самой большой степени в этом заинтересовано и само местное население.

Систему общественных отношений регулирует два института: мораль и право. Эффективность права в значительной степени зависит от того, в какой степени оно отражает существующие принципы морали. Для полиэтнических и многоконфессиональных регионов это особо важно. Поэтому нормативно-правовые документы, регулирующие взаимоотношения как в экономике, так и в других сферах общественной жизни, должны учитывать опыт, традиции, этнические, социальные и другие региональные особенности. Но, при этом, главным является создание равных возможностей для включения в созидательную экономическую деятельность всего местного населения, независимо от его этнической, религиозной и других форм социальной принадлежности. Методологическим основанием формирования нормативно-правовой базы и управления в данной связи должны стать, учитывающие местную специфику, институты гражданского общества, сформированные на предлагаемых принципах экономической детерминации.

Четвертое. Важной особенностью и необходимостью эффективного функционирования «территорий приоритетного международного экономического сотрудничества» является создание в таких регионах системы международного патроната, включая соответствующее патронирование со стороны Организации Объединенных Наций и других структур. Если международное сообщество в состоянии принимать решения и осуществлять на практике «миротворческие», «гуманитарные» и другие меры по предотвращению эскалации напряженности в конфликтогенных регионах, затрачивая на это огромные средства, то, более чем очевидно, оно в состоянии часть этих средств направить на экономическое возрождение таких регионов, что в значительной степени сделает миротворческие операции более эффективными. В то же время миротворческие акции в соответствии с мандатами ООН и других международных организаций необходимы. Их необходимость обусловлена важностью осуществления должного правопорядка и защиты всего комплекса становящихся институтов рынка и гражданского общества. В настоящее время миротворческие силы выполняют в конфликтогенных регионах функции преимущественно жандармского типа. Вопрос стоит в том, чтобы такие функции значительно модернизировать за счет увеличения их социально-экономического и гуманитарного сегмента, а с помощью миротворческих сил проводить политику защиты прав и свобод граждан в условиях начала процессов социально-экономического возрождения.

Пятое. Специфической особенностью развития «территорий приоритетного международного экономического сотрудничества» является то, что вокруг них, как правило, развернуто политическое противостояние вовлеченных в региональные конфликты различных стран. Создание условий для их конструктивного сотрудничества в существенной степени подрывает необходимость в политическом противостоянии, создает условия для поиска конкретных форм взаимовыгодных отношений.

Особенностью создания «территорий приоритетного международного экономического сотрудничества» в конфликтогенных регионах постсоциалистических стран может стать не только предоставление предельно льготных экономических преференций для самих конфликтогенных регионов, но и, повторим, для стран, прямо или косвенно имеющих отношение к зоне регионального конфликта и проявляющих особый интерес к его преодолению. К примеру, в Крыму целесообразным явилось бы создание территории «приоритетного российско-украинского экономического сотрудничества». В Косово - территории приоритетного экономического сотрудничества стран Евросоюза или нескольких заинтересованных стран. В Приднестровье не менее целесообразным было бы создание территории приоритетного российско-молдавского экономического сотрудничества. На данных принципах целесообразно строить взаимоотношения и в других конфликтогенных регионах планеты, переводя проблемы политической и военной конфронтации в сферу взаимовыгодных экономических отношений.

Шестое. Экономическое возрождение конфликтогенных регионов в значительной степени способствует стабилизации и всей системы социальных отношений. Прежде всего, преодоление безработицы, как неизбежное следствие расширения производства, что в значительной степени преодолевает внутрисоциальные противоречия и оказывает влияние на стабилизацию общественных отношений в целом. Исследования социологов показывают, что среди безработных преступность и девиантное поведение в десятки раз выше, чем у людей, занятых в системе материального производства. Предоставив трудоспособным возможность работать, мы максимально сокращаем в обществе социальную базу девиантности. Более того, приоритетное развитие материального производства с неизбежностью обеспечивает условия для инновационных форм организации труда, применения лучших достижений науки и техники. А это, в свою очередь, требует повышения квалификационного, образовательного и культурного уровня персонала. Такой процесс также способствует гармонизации социальных отношений. Повышение уровня материального производства с неизбежностью повышает уровень благосостояния людей, содействует их обустроенности, расширению цивилизованных условий образа жизни. Реализация социальной политики требует и модернизацию ее организационных форм. Система социального управления должна иметь эксклюзивные формы, но, в то же время, строиться на апробированных институтах управления общественными отношениями. Таковыми, на наш взгляд, являются принципы демократической организации общества, на базе которых и возможно определение соответствующих стандартов образа жизни людей.

Седьмое. Гуманитарный аспект проблемы. Решение экономических проблем, безусловно, является базовым. Однако, без решения проблем в гуманитарной сфере, они будут недостаточными. Исследования показывают, что население в современных конфликтогенных регионах имеет предельно низкий уровень образования. Крайне недостаточно там развивается наука и культура. Поднятие экономики, безусловно, будет способствовать и поднятию гуманитарных аспектов образа жизни местного населения. Но, наряду с этим, необходимо и принятие специальных мер, которые можно было бы реализовывать через специальные программы ЮНЕСКО и другие заинтересованные организации. Здесь также необходима разработка специальных международных концепций.

Таким образом, по мнению специалистов МИСИ «Vector», предоставление конфликтогенным регионам право развиваться в режиме «территорий приоритетного международного экономического сотрудничества» может дать следующее:

      - для международного сообщества – это перевод вектора в преодолении региональной конфликтогенности от политико-силовых методов к рыночно-экономическим. Огромные денежные средства, используемые на так называемые «миротворческие акции», получат шанс работать на экономику конфликтогенно-депрессивных регионов, возрождая их, что более экономически и политически целесообразно;

      - стабилизацию международных отношений. Региональные конфликты имеют преимущественно национальные формы. Сфера экономики – интернациональная. Ее развитию содействует включение ранее отсталых регионов в мировые экономические процессы. Это фактически предоставление конфликтогенным регионам предельно льготного шанса занять свое достойное место, присоединившись к реалиям глобализирующегося мира цивилизованным образом;

      - преодоление последствий существующего кризиса в социальной сфере. Обеспечение людей работой не только подымает их материальный уровень жизни, но сделает практически не нужным деструктивное поведение.

Имеются многочисленные и другие экономические, социальные, политические, гуманитарные преимущества, которые вытекают из возможностей доминантного развития конфликтогенных регионов по пути предлагаемого экономического реформирования, а именно – создание на таких территориях «свободных экономических зон» под конструктивным и сильным международным патронатом.

В целом, преодоление региональной конфликтогенности объективно определяет необходимость перехода к преимущественно социально-экономическим методам их разрешения. При этом экономика и политика с необходимостью должны рассматриваться как процессы взаимообусловленные, но базисным институтом общества остается все же материальное производство и система его организации. А именно все то, что мы понимаем под экономической организацией жизнедеятельности людей. Именно экономическими методами можно не только способствовать, но и реально разрешать существующие проблемы как в целом, так и в региональной специфике в частности. Создание более справедливой экономики есть предпосылка для создания более справедливых форм взаимоотношений между людьми, где не остается места для проявления конфликтогенных форм поведения. Особенно это важно в условиях современного экономического кризиса, который существенным образом обострил весь комплекс имеющихся проблем в жизни современного общества.

Предлагаемые нами пути преодоления региональной конфликтогенности, полагаем, в существенной степени экономически и политически стабилизируют современный мир, сделают его более комфортным для проживания всех людей, независимо от национальности, вероисповедания и социального статуса.

 

Литература :

      1. См.:“The End of History?” The National Interest 16 (Summer 1989 г., С. 3-18; Фукуяма Ф. Конец истории и последний человек. М.: АСТ: Ермак, 2005; Фукуяма Ф. Сильное государство: управление и мировой порядок в ХХI веке. М.: АСТ: АСТ Москва- Хранитель, 2006.
      2. Поппер К. Открытое общество и его враги. М.: Феникс: Международный Фонд «Культурная инициатива», 1992; Перестройка: иного не дано. М.: Прогресс, 1988.
      3. Вопросы экономики. 2000. №12. С. 108, 114, 133.
      4. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М.: АСТ. 2005.
      5. См.:Johan Galtung “The Emerging Conflict Formations”, в Katharine and Majid tehransan,eds., Restructuring for Wold Peace: on the Threshold of the Twenti-First Century (Cresskill NJ: Hampton Press, 1992), pp. 23-24; Осборн Р. Цивилизация. Новая история Западного мира.М.: АСТ: АСТ: Москва-Хранитель, 2008.
      6. Бхагвати Дж. В защиту глобализации. М.: Ладомир, 2005.
      7. Тоффлер Э. Третья волна.- М.: ООО «Акт», 1999. С. 21-22.
      8. Хардт М., Негри А. Множество: война и демократия в эпоху империи. Культурная революция. 2006.
      9. Пекин Жибао. 18 декабря 2006.

Научно-методический Совет МИСИ «Vector»

УЗИНФОРМ

Назад | Наверх Печать статьи Печать статьи
Остальные новости
Как вы оцениваете уровень подготовки школ Узбекистана к новому учебному году?
Голосование проводилось 31.08.2012 - 16.09.2012

57.3% (66)  - Положительно
6.1% (7)  - Более положительно, чем отрицательно
6.1% (7)  - Нейтрально
8.7% (10)  - Более отрицательно, чем положительно
20.9% (24)  - Отрицательно
0.9% (1)  - Затрудняюсь с ответом
голосов 115     всего 100%

Архив голосований